Надо было что-то решать

 
 

Надо было что-то решать




 

Улица оживала. Прошаркал вялый инвалид Ртов выпить квасу в Покровский сад. Молодые мамы выкатывали коляски. Прохожих становилось все больше. Надо было что-то решать. Улица сама и решила.


Интернет реклама УБС

 

 
Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС  

"Сделаться на время прохожим. Ну конечно. Проще простого." Превратиться в прохожего, пройти мимо этих двоих и послушать, о чем они там щебечут. Прохожий -- вещь незаметная. Он в каком-то смысле предмет. Как тот фонарь, или эта стенка, или урна, или копейка на мостовой. И поскорей, пока эти двое не разбежались. Я вышел из подворотни, быстренько одолел улицу и свернул за угол на проспект. Постоял, сосчитал до двух и опять вернулся на улицу, на ту сторону, где стояли они. Что на свете серее пыли? Мышь. А серее мыши? Правильно, школьная форма. В своем мышином костюмчике я чувствовал себя невидимкой. Костюмчик был мешковатый, то есть сильно напоминал мешок. Мешок, а в мешке -- я на фоне длинной серой стены дома э31. Игра в прохожего мне понравилась. В ней главное -- быть естественным, вести себя по-простому, средне, не выделяясь. Примерно так же, как в жизни. Я шел себе руки-в-брюки, насвистывал "Подмосковные вечера" и, как бы щурясь от воскресного неба, присматривался к таинственным незнакомцам. До них оставалось домов пять или шесть. Я уже приготовил уши. Вот тут-то и случился конфуз. Дом э 23 был цветом не такой, как другие. Другие стояли серые -- от времени и от скуки,-- а этот весь был какой-то бледный, золотушно-чахоточный, и стоял, опираясь, будто на костыли, на старые водосточные трубы. Моя серая мешковина на фоне этой больничной немочи была как толстый рыночный помидор на тарелке с магазинными сухофруктами. Плакала моя маскировка. Но тут я вспомнил, что у куртки существует подкладка. И цвет примерно подходит. Долго я не раздумывал. Вывернул на ходу одежку, и иду себе не спеша дальше, свищу "Подмосковные вечера". Прошел я желтушный дом, вывернулся серым наружу и снова стал, как мешок. Пронесло. На этих я уже не смотрел, боялся спугнуть. Глаз ведь, он, как фонарь,-- его издалека видно. Поэтому я работал ухом, помогая ему ногами. И все же я немного не рассчитал. Вернее, глаз мой дал маху, засмотревшись на какую-то вмятину на асфальте. Правда, вмятина была интересная и по форме сильно напоминала шляпу Лодыгина. Поэтому, когда я услышал голос, то поначалу чуть не подпрыгнул, но тут же взял себя в руки. "Спокойно",-- сказал я себе и весь превратился в слух. -- Значит, так,-- говорил Лодыгин (голос был, точно, его),-- главное, чемоданы. И всех расставь по местам. Чтобы ни один у меня... Дальше я не расслышал. Ноги сами несли вперед, и что-то больно давило в спину. Я догадался, что. Взгляд, тяжелый и липкий, словно глина или змея. В воздухе запахло больницей. "Не оглядывайся. Ты прохожий, терпи." Я чувствовал, обернешься -- застынешь верстой коломенской и останешься таким на всю жизнь. За углом я выдохнул страх и глотнул осеннего воздуха. Небо было в солнечных зайчиках и в вертких городских воробьях. Но почему-то перед моими глазами плавали раздутые чемоданы. Как утопленники, как накачанные газом баллоны, как гигантские городские мухи. И шептали мне лодыгинским голосом: "Теперь ты наш, теперь от нас не уйдешь".

 

 

Универсальные системы предлагают сетчатый лоток для кабеля . Проволочные лотки и аксессуары.

 

Басня – краткий рассказ, чаще всего в стихах, главным образом сатирического характера. Басня – жанр иносказательный, поэтому за рассказом о вымышленных персонажах (чаще всего о зверях) скрываются нравственные и общественные проблемы.



Обновлен 23 окт 2014. Создан 20 дек 2013



 

Сайт знакомств лавпланет