Боюсь, что не сумею

 
 

Боюсь, что не сумею




 

Деда арестовали перед войной. Бабка Рая умерла в сорок шестом году. Я ее немного помню. - Арестовали? За что? Он был против коммунистов? - Не думаю. - За что же его арестовали? - Просто так.


Интернет реклама УБС

 

 
Интернет реклама УБС

Интернет реклама УБС  

- Боже, какая дикая страна, - глухо выговорил Леопольд, - объясни мне что-нибудь. - Боюсь, что не сумею. Об этом написаны десятки книг. Леопольд вытер платком глаза. - Я не могу читать книги. Я слишком много работаю... Он умер в тюрьме? Мне не хотелось говорить, что деда расстреляли. И Моню я не стал упоминать. Зачем?.. - Какая дикая страна! Я был в Америке, Израиле, объездил всю Европу... А в Россию не поеду. Там шахматы, балет и "черный ворон"... Ты любишь шахматы? - Не очень. - А балет? - Я в нем мало разбираюсь. - Это какая-то чепуха с привидениями, - сказал мой дядя. Потом спросил: - Твой отец хочет ехать сюда? - Я надеюсь. - Что он будет здесь делать? - Стареть. В Америке ему дадут небольшую пенсию. - На эти деньги трудно жить в свое удовольствие. - Не пропадем, - сказал я. - Твой отец романтик. В детстве он много читал. А я - наоборот - рос совершенно здоровым... Хорошо, что ты похож на мать. Я видел ее фотографии. Вы очень похожи... - Нас даже часто путают, - сказал я. Официант принес мороженое. Дядя понизил голос: - Если тебе нужны деньги, скажи. - Нам хватает. - И все-таки, если понадобятся деньги, сообщи мне. - Хорошо. - А теперь давайте осмотрим город. Я возьму такси... Что мне нравилось в дяде - передвигался он стремительно. Где бы мы ни оказывались, то и дело повторял: - Скоро будем обедать. Обедали мы в центре города, на террасе. Играл венгерский квартет. Дядя элегантно и мило потанцевал с женой. Потом мы заметили, что Хелена устала. - Едем в отель, - сказал Леопольд, - я имею подарки для тебя. В гостинице, улучив момент, Хелена шепнула: - Не сердись. Он добрый, хоть и примитивный человек. Я ужасно растерялся. Я и не знал, что она говорит по-русски. Мне захотелось поговорить с ней. Но было поздно... Домой я вернулся около семи. В руках у меня был пакет. В нем тихо булькал одеколон для мамы, галстук и запонки я положил в карман. В холле было пусто. Рейнхард возился с калькулятором. - Я хочу заменить линолеум, - сказал он. - Неплохая мысль. - Давай выпьем. - С удовольствием. - Рюмки взяли парни из чешского землячества. Ты можешь пить из бумажных стаканчиков? - Мне случалось пить из футляра для очков. Рейнхард уважительно приподнял брови. Мы выпили по стакану бренди. - Можно здесь и переночевать, - сказал он, - только диваны узкие. - Мне доводилось спать в гинекологическом кресле. Рейнхард поглядел на меня с еще большим уважением. Мы снова выпили. - Я не буду менять линолеум, - сказал он. - Я передумал, ибо мир обречен. - Это верно, - сказал я. - Семь ангелов, имеющие семь труб, уже приготовились. Кто-то постучал в дверь. - Не открывай, - сказал Рейнхард, - это конь бледный... И всадник, которому имя - смерть. Мы снова выпили. - Пора, - говорю, - мама волнуется. - Будь здоров, - с трудом выговорил Рейнхард, - чао. И да здравствует сон! Ибо сон - бездеятельность. А бездеятельность - единственное нравственное состояние. Любая жизнедеятельность есть гниение... Чао!.. - Прощай, - сказал я, - жизнь абсурдна! Жизнь абсурдна уже потому, что немец мне ближе родного дяди... С Рейнхардом мы после этого виделись ежедневно. Честно говоря, я даже не знаю, как он проник в этот рассказ. Речь-то шла совсем о другом человеке. О моем дяде Лео... Да, линолеум он все-таки заменил... Леопольда я больше не видел. Некоторое время переписывался с ним. Затем мы уехали в Штаты. Переписка заглохла. Надо бы послать ему открытку к Рождеству...

 

 

 

Басня – краткий рассказ, чаще всего в стихах, главным образом сатирического характера. Басня – жанр иносказательный, поэтому за рассказом о вымышленных персонажах (чаще всего о зверях) скрываются нравственные и общественные проблемы.



Обновлен 09 сен 2014. Создан 13 дек 2013



 

Сайт знакомств лавпланет